yurij_burlan (yurij_burlan) wrote,
yurij_burlan
yurij_burlan

Category:

Произведения Ф. Кафки: о жизненном пути, управлении Природой и свободе выбора



В этой статье мы рассмотрим некоторые произведения Франца Кафки с точки зрения тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Прежде всего отметим, что Ф. Кафка являлся носителем звукового вектора. Сущность этого вектора связана с метафизическим корнем проявления жизни — с познанием себя и мира. За видимым многообразием и хаотичностью окружающего мира звуковик способен раскрыть общие закономерности и смысл происходящего.

Тема истинного предназначения и его познания в творчестве Ф. Кафки


Не случайно одной из основных тем творчества Ф. Кафки была тема познания человеком законов жизни: желание человека понять причину своих страданий и почувствовать свое предназначение. Так, на протяжении всего романа «Процесс» главный персонаж, Йозеф К., ищет причину несправедливо начатого против него судебного дела в разных инстанциях, и этот процесс занимает все его мысли, причиняя ему огромное страдание. А хождение Йозефа К. по лабиринтам судебных инстанций является метафорическим образом поиска Природного закона, Высшего суда, поиска ответа на вопрос о том, почему он попал в несправедливую ситуацию, вызывающую страдания.

картинка Произведения Ф. Кафки

В конце романа священник рассказывает Йозефу К. такую притчу: «У врат Закона стоит страж. К нему подходит человек из народа и просит допустить его к Закону. Но страж говорит, что сейчас допустить его не может. Человек задумывается и затем спрашивает, не допустят ли его, может быть, позже. «Это возможно, — говорит страж, — а сейчас — нет». Затем страж сообщает человеку, что если тот попытается пройти через эти ворота и даже если ему это удастся, он не сможет пройти через следующие, так как далее его ждут еще более строгие стражи. Поэтому человек просто сидит и ждет у этих ворот все свою жизнь, совершенно не пытаясь пройти к Закону, который он жаждет познать.

В конце жизни, уже умирая, он спрашивает стража: «Закон ведь нужен всем, как же так вышло, что за все эти долгие годы никто, кроме меня, не просил допустить его?» Тогда страж ответил ему: «Здесь никого больше не допустили бы, потому что этот вход предназначался только для тебя. И сейчас я иду его закрывать». Таким образом, Ф. Кафка показывает здесь ошибочный жизненный путь — невыполнение своего предназначения, т.е. отсутствие тех действий, которые требует от человека Природный Закон.

Нереализованность природного предназначения, вызывающая страдания


Постоянно побуждая человека реализовывать свой потенциал, Природа, как доказывает тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана, управляет человеком через наслаждение и страдание. Это можно сравнить с природным правосудием: наслаждения являются результатом правильно выбранного жизненного пути, а страдания, наоборот, результатом неправильной или недостаточной реализации человека (хотя часто они ощущаются человеком как несправедливость). Как считает Ф. Кафка, «вина сама притягивает к себе правосудие».

Описанное в притче ожидание у ворот (т.е. по сути — бездействие человека, предназначение которого искать и познавать) представляет собой метафору невыполненного природного пути звуковика. Человек сам приводит в исполнение печальный приговор своей судьбы, выбирая неверный жизненный путь. Вот, например, распорядок дня Йозефа: «после работы, если еще оставалось время — чаще всего он сидел в конторе до девяти, — он прогуливался один или с кем-нибудь из сослуживцев, а потом заходил в пивную, где обычно просиживал с компанией пожилых господ за их постоянным столом часов до одиннадцати». А вот описание типичного времяпрепровождения другого персонажа Ф. Кафки — Грегора из новеллы «Превращение»: «[Он] только и думает, что о фирме… никуда не ходит по вечерам; он пробыл восемь дней в городе, но все вечера провел дома. Сидит себе за столом и молча читает газету или изучает расписание поездов». При этом у Грегора всегда было влечение к классической музыке, но он находил причины, чтобы не заниматься ею. Таким образом, оба персонажа постоянно погружены в рутину пустой однообразной жизни, где нет места полной реализации их истинных желаний.

К чему приводит такая неосмысленная, как будто неосознаваемая жизнь? Грегор превращается в насекомое — это метафора того, что он не реализует свое человеческое предназначение, а полностью поглощен обывательскими, более животными желаниями. «Был ли он животным, если музыка так волновала его? [Когда он слышал музыку], ему казалось, что перед ним открывается путь к желанной, неведомой пище». Превращение в насекомое намекает на несоответствие его неосмысленной рутинной жизни своему человеческому потенциалу. Грегор не пошел по своему «звуковому» предназначению и получил страдание — перестал ощущать себя человеком.

картинка Тема истинного предназначения и его познания в творчестве Ф. Кафки

Что касается судьбы Йозефа, то его неожиданно арестовывают. Один из исследователей Ф. Кафки, психоаналитик Э. Фромм отмечает, что данный глагол имеет два значения: он может переводиться как «задержан» в прямом смысле («арестован» полицией) и в переносном смысле — «задержан в развитии», т.е. на языке тренинга «Системно-векторная психология» — задержан «в реализации своих психических свойств».

Человек склонен считать, что он оказался в неприятной ситуации случайно, по вине других людей. Так казалось и Йозефу К., который на протяжении всего романа пытался найти ту судебную инстанцию, которая несправедливо его обвинила. Как показывает тренинг «Системно-векторная психология», человек всегда склонен оправдывать себя и обвинять других. Поэтому ему часто кажутся несправедливыми те ситуации, в которых он, якобы, случайно оказался. Но есть ли что-то случайное? Может быть, все, что происходит с человеком, направляет его через управление страданием и наслаждением к максимальной реализации его потенциала?

Природное управление, или «Все на свете имеет отношение к суду»


В романе «Процесс» мы встречаем интересный разговор Йозефа с судебным художником в комнате, расположенной, как и все судебные инстанции, в чердачном помещении. В ответ на замечание Йозефа о том, что «если уж судьи выдвинули обвинение, значит, они твердо уверены в вине обвиняемого и в этом их переубедить очень трудно», художник воздевает руки кверху и говорит: «Да, их переубедить просто невозможно». Так Ф. Кафка намекает на другой, более высокий Суд, находящийся даже выше чердаков, где расположены обычные судебные инстанции. Этот Суд — Природный. Йозеф К. понимает, что бесконечные лабиринты судебных инстанций, где он ищет ответы на свои вопросы, представляют собой только низшие инстанции суда. А их расположение на чердаках, т.е. ближе к небу, намекает на то, что и они тоже имеют отношение к Природному суду, хотя и являются их материальным проявлением в нашем мире.

Как носитель звукового вектора, Ф. Кафка остро ощущал, что все имеет свой смысл, исходит из одного источника и подтягивает нас к главной Цели. Ведь, как сказал Йозефу К. художник, работающий для суда, «все на свете имеет отношение к суду». Действительно, все: и ситуации, в которых мы оказываемся, и люди, с которыми нас сталкивает Судьба.

В следующем отрывке главный персонаж романа «Процесс» задается вопросом, не связаны ли те люди, которых ему посылала жизнь, с Высшим судом и не случайно здесь опять звучит тема высоты — «верхнего этажа дома»: «Взгляд его упал на верхний этаж дома, примыкавшего к каменоломне. И как вспыхивает свет, так вдруг распахнулось окно там, наверху, и человек, казавшийся издали, в высоте, слабым и тонким, порывисто наклонился далеко вперед и протянул руки еще дальше. Кто это был? Друг? Просто добрый человек? Сочувствовал ли он? Хотел ли он помочь? Был ли он одинок? Или за ним стояли все? Может быть, все хотели помочь?… Где судья, которого он ни разу не видел? Где высокий суд, куда он так и не попал?»

«Может быть, все хотели помочь?» — то есть, может быть, все люди, которых нам посылает Судьба на нашем жизненном пути, приходят к нам не просто так, а все они имеют отношение к Природному суду, нашему предназначению, от которого нас побуждают не отклоняться. Через других людей Судьба часто направляет нас, дает нам подсказки: как было сказано в данном романе, «бывают случаи, когда приговор можно вдруг услыхать неожиданно, от кого угодно, когда угодно».

картинка Нереализованность природного предназначения, вызывающая страдания

И именно звуковик способен за всем видимым многообразием раскрыть общие закономерности мироздания, законы психического и смысл происходящего. Поэтому именно звуковик может почувствовать, что кажущееся разным на самом деле исходит из одного источника: «Был ли он одинок? Или за ним стояли все?» Но такие вопросы возникли у Йозефа К. только перед самой смертью.

Способностью видеть разные факты как проявления единого корня обладает и художник: он также является носителем звукового вектора. Художник показывает Йозефу несколько абсолютно одинаковых пейзажей, утверждая при этом, что это совершенно разные картины: будучи звуковиком, он ощущает множественность и хаотичность реальности как проявление одних и тех же законов Природы и в своих картинах стремится выразить не видимость, а сущность явлений.

Тот факт, что все картины, которые он показывает Йозефу, представляют собой мрачные пейзажи, является для Йозефа как бы намеком, подсказкой судьбы о том, что он выбрал неверный жизненный путь, который ведет его к страданиям. Причем все эти «разные» (а на самом деле одинаковые) мрачные пейзажи намекают также на то, что любые, даже абсолютно разные способы Йозефа К. уйти от приговора Судьбы приведут его к одинаково плачевному результату, поскольку он не осознает настоящей причины своего ареста и своих страданий.

В этом и некоторых других отрывках Ф. Кафка показывает также, что, не понимая корня страданий, человек склонен ждать помощи от других, а не искать причину в себе; и в этом поиске иллюзорной внешней причины человек постоянно преумножает свои бесполезные попытки. Еще один персонаж этого романа — коммерсант Блок — сначала подает многочисленные ходатайства через одного адвоката, а затем, увидев, что это совершенно бесполезно, решает, что в его процессе необходима помощь многих адвокатов — и теперь обращается к новым и новым.

Йозеф и библейский Иов: природа дает только справедливое, необходимое для нашей реализации


Некоторые исследователи отмечают, что имя главного персонажа романа «Процесс» — Йозеф намекает на библейского Иова, которому, несмотря на его праведный образ жизни, Бог послал множество страданий.

Подобно тому, как библейский Иов выдержал вызов посланными ему страданиями (не увидев в них несправедливости Высшей природной силы), так же и Йозеф в конце романа оправдывает и Судьбу, и других людей, а ответственность за все произошедшее в своей жизни берет на себя: «Всегда мне хотелось хватать жизнь в двадцать рук, но далеко не всегда с похвальной целью. И это было неправильно. Неужто и сейчас я покажу, что даже процесс, длившийся целый год, ничему меня не научил? Неужто я так и уйду тупым упрямцем?… Я благодарен, что на этом пути мне в спутники даны эти полунемые, бесчувственные люди и что мне предоставлено самому сказать себе все, что нужно». Таким образом, и Иов, и Йозеф смогли почувствовать, что посланные им страдания не являются несправедливостью. Человеку следует не противиться тому, что посылает Природа, а осознать, что Она от него хочет (не быть «тупым упрямцем», а самому «сказать себе все, что нужно»).

картинка Природное управление, или «Все на свете имеет отношение к суду»

Постоянное желание оправдываться — бессознательное ощущение своей вины


Как тонкий психолог, Ф. Кафка очень точно показывает проявления вины человека. Согласно тренингу «Системно-векторная психология», нереализованность желаний может привести к тому, что человек мучается угрызениями совести, ведет постоянный внутренний диалог, стремится оправдаться перед воображаемым обвинителем. Это происходит из-за того, что бессознательное напрямую связано с Природным управлением, а сознание человека не всегда допускает мысль о своей вине и продолжает упрямо оправдывать неверно выбранный путь. На протяжении всего романа «Процесс» главный герой поглощен поиском способов для оправдания, он думает, что доказывает свою невиновность другим, но в действительности он пытается убедить в своей невиновности самого себя. Периодически бессознательное дает ему почувствовать, что невиновным он все-таки не является: — Ведь вы невиновны? — спросил он [художник].

— Да, — сказал К. Он с радостью ответил на этот вопрос, особенно потому, что перед ним было частное лицо и никакой ответственности за свои слова он не нес. Никто еще не спрашивал его так откровенно. Чтобы продлить это радостное ощущение, К. добавил: «Я совершенно невиновен».

Именно это бессознательное ощущение виновности и заставляет Йозефа постоянно оправдываться и искать способы убедить в своей невиновности всех остальных. Как показывает тренинг «Системно-векторная психология», желания человека представляют собой нехватки, которые он стремится восполнить, а мысли и слова обслуживают эти желания-нехватки. Например, пока у человека не болит зуб, у него нет никаких мыслей и желаний, связанных с ним, но когда зуб заболел (т.е. возникло ощущение нехватки здоровья), у человека появляется желание, чтобы боль прошла. Поскольку у Йозефа не хватает ощущения невиновности, именно о ней он думает и говорит на протяжении всего романа. Не случайно, когда Йозефа вызвали в суд, «он бежал бегом, чтобы по возможности явиться точно в девять, хотя его даже не вызывали на определенный час».

Еще одна особенность нашей психики: мы видим в других именно те качества, которые присущи нам самим. Другие люди — это всегда отражение нас самих, и не случайно окружение человека характеризует и его самого. Именно в тех случаях, когда бессознательное намекает нам на то, что мы виноваты в природном смысле этого слова (не реализуем свое природное предназначение), а сознание этому сопротивляется, возникает ощущение, будто виноваты окружающие люди — так человек начинает критиковать других, и усиленно акцентировать собственную положительность.

В своих произведениях Ф. Кафка часто подчеркивает эту особенность психики. Йозеф К. обвиняет судей в том, что они выносят несправедливые приговоры, не выполняя возложенную на них Судьбой обязанность — вершить правосудие, и только в конце романа, перед смертью, он понимает, что эта вина — отклонение от своего предназначения — лежит также и на нем.

Осознание той же самой вины, которую ранее приписывал другому человеку, ощутил и офицер из новеллы «В исправительной колонии». Он противился воле нового коменданта, который собирался отказаться от казни без суда и следствия. Офицер просил путешественника поддержать его на собрании командования колонии, а для этого он долго и подробно доказывал путешественнику преимущества данной процедуры казни на примере солдата, которого собирался казнить за нарушение заповеди «Чти начальника своего». То есть, доказывая путешественнику необходимость казнить людей, которые, с его точки зрения, виноваты, офицер до последних минут жизни не замечал, что виноват именно он, причем как раз в той заповеди, нарушение которой приписывал солдату: «Чти начальника своего».

картинка Йозеф и библейский Иов: природа дает только справедливое, необходимое для нашей реализации

Начальником можно считать и нового коменданта колонии, и саму Природу, против которой пошел этот офицер. Бессознательное всегда «намекает» человеку о необходимости что-то поменять в себе. В данном произведении Ф. Кафки опять прослеживается это хорошо известное в психоанализе явление: человек видит в других людях свои собственные недостатки. Именно поэтому многие персонажи Ф. Кафки, свернувшие со своего природного пути, — и Йозеф из романа «Процесс», и офицер из новеллы «В исправительной колонии» на протяжении всего произведения упорно доказывали свою невиновность.

Отметим здесь также, что офицер является носителем кожно-звуковой связки, которая может проявляться как служение идее. Если человек выбирает верный путь, он становится проводником здоровой перспективной мысли, если нет — тупикового плана.

Офицер фанатично служил разрушительной идее, заключавшейся в том, чтобы казнить провинившихся без суда и следствия, не сообщая им приговора и не давая им возможность защититься. Его аргументация основывалась на двух посылках: «Виновность всегда несомненна» и «Судебные разбирательства допускают возможность ложных показаний». Эти тезисы были выдвинуты прежним комендантом, и для их реализации он даже изобрел специальный аппарат, который выцарапывал на теле человека нарушенную им заповедь. Согласно этой концепции, осужденный не нуждается в объявлении ему вины, поскольку узнает ее собственным телом во время самой казни. Страстным приверженцем этих взглядов и был офицер, беседовавший с путешественником. А тот факт, что новый комендант колонии отказывается от такой казни, свидетельствует о том, что у «больной» идеи нет будущего.

Как носитель звукового вектора, Ф. Кафка чувствовал, что, помимо осознаваемых оценок действительности, существует также бессознательное знание: оно нередко подавляется сознанием, но в момент осознания человек видит, насколько действительное положение вещей было противоположно его пониманию.

Поэтому в произведениях Ф. Кафки мы нередко встречаем неожиданную смену ролей: обвиняемый меняется ролью с обвинителем, утаивающий информацию — с тем, от кого что-то скрывают.

Так, в новелле «В исправительной колонии» офицер, считающий виновным солдата, осознает вину на себе, сразу же освобождает от смертного приговора солдата, выносит смертный приговор себе и сам приводит его в исполнение. Главный персонаж новеллы «Приговор» Георг уверен, что он всеми силами заботится о благе отца и друга, например, из благородства и деликатности не рассказывает о своих успехах другу, жизнь которого складывается неудачно. И он уверен, что отец и друг видят ситуацию только так, как им ее представляет он.

Но после того как отец обвиняет его в получении прибыли за его счет, а также сообщает Георгу, что через переписку с его другом он держит его в курсе всего происходящего, роли меняются: Георг вдруг осознает, что он вовсе не таков, каким видел себя прежде: образ сильного, благородного и заботливого человека, «дозирующего» доступную другим информацию, приобретает совершенно противоположные черты. Георг осознает, что не он управлял, а им управляли: его отец и друг только притворялись, будто знали не больше, чем сообщает им Георг.

картинка Ф. Кафка и современность

И, конечно же, им управлял эгоизм: не искреннее сопереживание другу, а личная выгода заставляла его утаивать от друга свои коммерческие успехи. Ощутив свою вину, Георг приводит в исполнение свой смертный приговор: бросается с моста в реку. В обеих новеллах осознание истинных, эгоистических мотивов своего поступка показывается писателем в метафорическом образе приговора, который приводится в исполнение самим осознавшим. Также этой метафорой Ф. Кафка подчеркивает: в жизни человека всегда происходит то, что он выбирает сам.

Ф. Кафка и современность


Сегодня, в век развития точной науки о психике, раскрывшей корень различных негативных жизненных сценариев, произведения Ф. Кафки особенно актуальны. Они заставляют задуматься о настоящей причине наших страданий. Абсурдность моделируемых автором ситуаций подчеркивает, что часто человек выбирает ошибочный жизненный сценарий, будучи уверенным в правильности и целесообразности своих поступков, т.е. вредит самому себе, совершенно этого не осознавая. Многие люди, прошедшие тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана, пишут о том, что именно на тренинге они осознали свои природные свойства и способы их реализации — и что именно это осознание кардинально изменило их жизненный сценарий в лучшую сторону.

Автор Ольга Чебаевская
Корректор Зифа Ахатова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Читайте также:


Мысли вслух. Чего хотят программисты
Мысли вслух. Вопрос — это ответ
Про эмиграцию

Бесплатный ОНЛАЙН тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Tags: Системно-векторная психология, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments